2017 2016 2015 2014 2013
DOCA
Days of Contemporary Art / Moscow / Дни современного искусства / Москва
Ирина Чмырева - куратор фото-проектов
>>> зарегистрироваться на фестиваль <<<

1. Кроме работы в Институте теории и истории искусства Российской академии художеств и кураторства российских арт-проектов, Вы руководите международными выставочными проектами, входите в состав международных редколлегий европейских фотографических изданий. Насколько, по Вашему мнению, сейчас универсален язык фотографии и какую роль играет контекст местной культуры в фотопроектах? Исходя из Вашего личного опыта, чем отличается работа с российскими фотографами? 

В природе фотографии заложена многомерность, она же является результатом совокупности разных факторов, фотографию формирующих. Фотография как форма визуальной культуры общедоступна (говоря об этом, мы имеем в виду, тем не менее, общность культурного опыта – образованность зрителя). Вместе с тем фотография – это визуальная форма языка символов и культурных кодов, существующего в культуре, из которой вышел ее автор. Система культурных кодов очень национальна. Одно и то же изображение цветка в японской культуре и в американской различно, но часть образованных зрителей в Европе, России, Америке могут понять несколько уровней информации в изображении цветка, созданном японцем, в силу своего знания японской культуры (безусловно, внешнего). Зато мы встраиваем это изображение в собственную систему культурных кодов и получаем новые смыслы, возможно, изначально ему не присущие.

Для меня работа с российскими фотографами и легче, так как у нас общий культурный опыт, и сложнее, поскольку я представляю их творчество в России и на международной художественной сцене, и мне приходится учитывать «трудности перевода»: дописывать специальные комментарии к показам фотографий за рубежом, наоборот, какие-то тексты сокращать или отказываться от их публикации… То же касается «переборки» уже собранных фотографических проектов. Если речь идет о фотографии, основанной на общих для европейской и русской (впрочем, для всей мировой) традиции модернизма, то таких «трансформаций» под место показа значительно меньше; но если речь идет о фотографии в традициях постмодерна и пост-постмодерна, включающей исторический или текстовой контекст, то работы обычно много.

Российские фотографы часто бывают очень тонкими в своих визуальных высказываниях, они, живя в нашей стране в ХХ веке, привыкли обращаться к узкой прослойке интеллигентного зрителя и ожидают высокой образованности повсюду. Но их ожидания не всегда совпадают с действительностью… Вместе с тем российские фотографы иногда совсем не знакомы с правилами практической работы с галереями, фестивалями, музеями, их представления не базируются на знании реальной ситуации, а являются плодом их желаний, и это иногда составляет дополнительные сложности. Но фотографы в этом не виноваты – очень мало мест, где они могут такие знания почерпнуть, а собственная инфраструктура работы с современной фотографией в нашей стране не развита, не современна, к сожалению.

2. В одном из интервью Вы высказывали четкую позицию в отношении фотожурналистов, чья работа «не должна состоять в создании событий или неких образов, не связанных с реальностью». А по каким критериям можно отнести документальную фотографию к искусству?

Фотография – высказывание личности. Это творческий процесс ab ovo, это работа в пространстве современной визуальной культуры. И фотожурналистика, и документальная фотография в равной степени относятся к искусству фотографии, искусству создания визуального образного текста об окружающем мире (не во всех видах фотографии изображение «о мире», но в случае с этими двумя видами фотографии все-таки речь идет о передаче авторского высказывания о явлениях, находящихся вне личности автора, автор – их наблюдатель и аналитик, возможно, сочувствующий). Если хотите, работа фотожурналистов и фотографов-документалистов сродни реалистической (по стилю) и нон-фикшн (по жанру) литературе, реалистической (по концепции) живописи.

Другое дело, что фотожурналистика ограничена строгими правилами выбора объекта съемки и отчасти выбором форм интерпретации. У фотожурналистики пока остаются и строгие правила по редактированию изображения, переступая которые, мы уходим от передачи свидетельства о фактах. В документальной фотографии ограничений также много, и они жестче, чем на территории арт-фотографии или фотографии-формы современного искусства, но документальная фотография сама по себе является одной из форм искусства современной фотографии. Несомненно.

3. Как Вы стали куратором фотопроектов и каким был Ваш первый проект? 

Я работала в выставочном зале научным сотрудником еще до поступления в МГАХИ им. В.И. Сурикова на факультет теории и истории искусств. И среди выставок были выставки и живописи, графики, скульптуры, и фотографии. И я наблюдала за тем, как их делают. На старших курсах Суриковского института я уже начала первые кураторские опыты с современной живописью, декоративно-прикладным и народным искусством и фотографией; потом я некоторое время обучалась в Германии и смотрела, как делают выставки там. Своей первой значительной работой я считаю международный проект «Краснодар и Краснодарский край глазами российских и зарубежных фотографов», в который я была включена от начала – со стадии поиска авторов проекта, выбора концепции представления места, организации съемок – до редактирования (отбора) и уже создания экспозиций первых выставок (проект был показан в трех городах Краснодарского края и позже в Москве), которые состоялись в 1999 г.

4. Какова основная задача куратора?

Куратор – медиум, проводник меду художником и зрителем. Когда-то толмач, когда-то строитель нового пространства, комфортного для помещения в него высказывания художника и достаточного для того, чтобы это высказывание было понятно зрителю в максимальной полноте. Куратор еще и режиссер, который выстраивает пространство выставки (если мы говорим о выставке), выстраивает последовательность получения впечатлений от нее, т.е. куратор буквально расписывает партитуру показа произведения и помогает художнику в его реализации, аккумулируя свои знания, профессионализм в диалоге с художником.

5. В рамках темы DOCA в этом году «многомирамало» планируется рассмотреть такую проблему, как кризис ценностных систем. Современное искусство сегодня все чаще выступает поводом для общественных дискуссий об актуальности тех или иных ценностей. Насколько этот вопрос актуален, с Вашей точки зрения, для поколения молодых фотографов?

Переоценка ценностей – одна из важнейших работ, которые делают молодые авторы, поколение молодых всегда проводит ревизию в наследии отцов – начиная от творческой ревизии и заканчивая мировоззренческой. Так что сегодня я бы не стала говорить, что нынешний кризис ценностных систем уникален – в перспективе большой истории. Другое дело, что в истории искусств последних трех десятилетий, вероятно, не было таких глубинных потрясений, как в истории общества, и, возможно, сейчас именно то время, когда и молодые художники предъявят новые формы, новые направления, переоценив и трансформировав, построив на платформе отеческих систем свое искусство.

6. Будете ли Вы придерживаться какой-то определенной стратегии при работе с проектами на DOCA? Какой результат Вы планируете получить?

Мне хотелось бы дать возможность молодым авторам (а участники фестиваля – в первую очередь молодые авторы, художники, а уже во вторую – студенты) заговорить и услышать собственный голос. И, конечно же, я хочу увидеть, что голос молодых авторов понят и услышан. Это в идеале. Но к этому стремимся!

внури.jpg
блоги
< >
Days of Contemporary Art / Moscow / Дни современного искусства / Москва