2019 2018 2017DOCA 2016 2015 2014 2013
Days of Contemporary Art / Moscow / Дни современного искусства / Москва
На DOCA будут показаны документации проектов арт-группы «Куда бегут собаки» / DOCA to Exhibit Documentation of Projects by Where Dogs Run Art Collective
>>> зарегистрироваться на фестиваль <<<

Творческое объединение «Куда бегут собаки» было образовано в 2000 году в Екатеринбурге. Художники Влад Булатов, Наталья Грехова, Ольга Иноземцева, Алексей Корзухин создают, как сообщает официальный сайт, «кинетические скульптуры, объекты, инсталляции, видео и акции, обращенные как к спонтанным телесным переживаниям и мифологическим повествованиям, так и к образам оптических и языковых иллюзий, уповающих на технические достижения утопий». Дважды номинанты премии «Инновация». Входили в шорт-лист номинантов Премии Кандинского. Участники нескольких Московских биеннале современного искусства, фестиваля Ars Electronica (Австрия), многих персональных и групповых выставок в России, в Европе и в Японии. 

На DOCA будет представлена видео-документация трех проектов:

«1,4...19»

«Мы используем привычную метафору мыши в лабиринте для изучения механизмов формирования реальности. Мышь подвергается жесткому воздействию своей собственной нереализованной реальности.  Мы наблюдаем, как именно, она строит свою действительность в этих условиях.

Мышь, проходя по лабиринту, на каждом перекрестке выбирает лишь один из вариантов, все остальные остаются нереализованными. Мы видим не только реализованный путь, но и упущенные возможности в виде виртуальных мышей на проекции. Виртуальные мыши действуют самостоятельно и непредсказуемо.   На каждом перекрестке мышь плодит виртуальные сущности. В момент, когда виртуальная мышь направляется на встречу реальной, - в лабиринте между ними выдвигается стенка. Виртуальные мыши могут заполнить почти весь лабиринт и ограничить пространство реальной мыши до предельного минимума. Мышь, запертая между стенками, перестает создавать свои виртуальные копии. Не имея выбора -она не теряет возможностей.

Таким образом, нереализованные возможности мыши, формируют траекторию и объем ее жизненного пространства. События, происходящие с реальной мышью, разворачиваются в плоскости лабиринта. События, происходящие с виртуальными мышами, разворачиваются во всех направлениях. Они одновременно и прошедшие и будущие события для нашей мыши.

Простая структура лабиринта сокращает количество возможных состояний мыши, что позволяет нам моделировать нереализованные варианты ее будущего и влиять на ее настоящее».

FIELDS 2.1

«Этот проект - попытка создания иллюзии наличия сознания у неживого.

В качестве признака, позволяющего интерпретировать неживое как осознающее, выбран движущийся глаз, созданный сначала из магнитных полей, и, для зрителя, проявляющийся с помощью магнитной жидкости. Свойства жидкости также содействуют этой интерпретации, так как она, следуя невидимому магнитному полю, движется неадекватно поведению неживой материи. В проекте сознание (или его признаки) возникает как реакция на другое сознание (или его признаки), т.е если человек приближается к жидкости, то она начинает наблюдение за ним.

Инсталляция  представляет собой стеклянную чашку с магнитной жидкостью, стоящую на цилиндрическом подиуме. Над чашкой установлены две камеры, изображение с которых транслируется на две проекции.

Внутри цилиндрического подиума скрыт собранный из постоянных магнитов глаз. Система из двигателей и механических частей позволяет этому глазу моргать, вращаться и подниматься / опускаться. Магнитные поля, созданные этой конструкцией, деформируют поверхность магнитной жидкости в чашке и проецируют на ней объёмный движущийся отпечаток внутреннего глаза. Зритель, стоящий вдали, видит следующее: ровная поверхность жидкости в чашке и две её проекции на экранах. Когда человек приближается к чашке, на поверхности жидкости, как бы навстречу ему, всплывает глаз. Одновременно на экранах появляются два самостоятельно ведущих себя глаза. Являясь проекциями одного жидкого глаза, они, тем не менее, смотрят как хамелеон в разные стороны, и движутся разнонаправленно. Если зритель движется вокруг чашки, глаз перемещается вслед за ним по поверхности. Жидкость "следит" за человеком. Если зритель замирает, глаз "осматривает" его и моргает.

Когда зритель удаляется, глаз погружается внутрь жидкости, и мы опять видим лишь ровную поверхность».    

TRIALOGUE

«Три белых шара в снежном поле. Шары – роботы, способные двигаться автономно и согласованно. Они обмениваются информацией о взаимном положении в пространстве и используют в качестве уравнения движения закон, качественно аналогичный закону гравитации. Шары притягиваются и отталкиваются в зависимости от расстояния между ними и массы их тел. Они движутся не как материальные точки, готовые повернуть в любой момент, а как точки с направлением. Это математическая модель системы 3-х тел. Невозможно предсказать их траектории на длительном промежутке времени. К чистой математической модели мы добавляем физическое ее воплощение и возникает масса не учитываемых и не прогнозируемых параметров, такие как неровности поля, налипший местами снег, неточности механического управления и т.д. Эти новые параметры делают невозможным предсказание поведение роботов даже на минуту вперед.

Мы можем только наблюдать за развитием и внезапными изменениями отношений между ними.

Мы фиксируем на видео процесс непрерывных вычислений, хаотично меняющих взаимные траектории шаров. Создав систему, мы не можем управлять ее. Мы можем только выступать в роли физических погрешностей, влияющих на текущую математическую операцию, при этом мы не можем знать, как именно мы влияем на эти вычисления. Мы отказываемся от контроля, и мы признаем невозможность контроля. Эта аутичная система, замкнутая на постоянное вычисление самой себя.

В проекте использована композиция,

созданная на основе нот, изображённых на триптихе

Иеронима Босха «Сад радостей земных»

Ансамбль "Vox Vulgaris"

Юн Кулльблад (ударные, колёсная лира)». 


Where Dogs Run was established in 2000 in Yekaterinburg. It unites artists Vlad Bulatov, Natalya Grekhova, Olga Inozemtseva, and Aleksey Korzukhin. According to their official website, they create “kinetic sculptures, objects, installations, videos, and artistic actions centering around spontaneous physical stress, mythological narratives, and images of optical and linguistic illusions relying on technological developments of utopias”. Where Dogs Run was nominated for Art Innovation prize twice. They were included in Kandinsky Prize short list. The art collective participated in several Moscow Biennales of Contemporary Art, Austria’s Ars Electronica festival, many personal and group exhibitions in Russia, Europe, and Japan. 

DOCA will exhibit video documentation of three projects by Where Dogs Run: 

1,4…19 

“We use a common metaphor of a mouse in a labyrinth to research mechanisms forming our reality. The mouse is subject to a hard impact of its own unrealised reality. We watch how exactly it builds its reality under such conditions.

While going around the labyrinth, the mouse facing any crossroad chooses only one variant with all the others being unrealised. We see both the completed way and missed opportunities as virtual mice on a projection. Virtual mice act independently and unpredictably. The mouse produces virtual entities on every crossroad. Whenever a virtual mouse is heading towards the real one, the labyrinth creates a wall between them. Virtual mice can populate almost the whole labyrinth and minimise the space for the real mouse. The mouse trapped between the walls stops creating its virtual copies. Having no choice, she does not lose her opportunities. 

Thus, mouse’s unrealised opportunities form the trajectory and the scope of its living space. Events happening to the real mouse take place in the labyrinth. Events happening to virtual mice develop in every direction. For our mouse, those events are from both future and past. 

Labyrinth’s simple structure limits the number of mouse’s possible states. It gives us a chance to model the unrealised variants of its future and influence its reality.” 

FIELDS 2.1 

“This project is an attempt of creating an illusion of the inanimate being conscious. 

We chose to interpret the inanimate as the conscious through a moving eye created with magnetic fields. The eye is manifesting itself with the help of magnetic fluid. The fluid’s properties also assist the interpretation, as it, while following the invisible magnetic field, moves inadequately if compared to inanimate matter’s behaviour. The project implies consciousness (or its properties) to be the reaction to another consciousness (or its properties). Thus, whenever a person gets closer to the liquid, the liquid starts watching them. 

The installation represents a glass platter of magnetic liquid standing on a cylindrical podium. Two cameras are installed over the platter streaming to 2 projections. 

The eye made of permanent magnets is hidden inside the cylindrical podium. The system of engines and mechanical parts makes it possible for the eye to blink, rotate, rise, and go down. Magnetic fields made by that construction deform the surface of the magnetic fluid in the platter, projecting a voluminous moving imprint of the eye. A viewer standing in the distance sees a flat surface of the fluid in platter and two of its projections on the screens. Whenever a person approaches the platter, the eye floats up towards them. The screens simultaneously show two independently acting eyes. Being the projections of a single fluidic eye, they, however, look in the opposite directions, like a chameleon, and move various-directionally. If a viewer is walking around the platter, the eye follows them. The fluid is watching the person. Whenever a person stops, the eye is examining them and blinking. 

Whenever the viewer moves away, the eye immerses into the fluid and we can see the flat surface again.” 

TRIALOGUE 

“Three snowballs are in a snowy field. They are robots that move autonomously and in concert. They exchange information about their relative position and use a law, similar to the law of gravity, as an equation of motion. The snowballs are attracting and pushing each other away depending on the distance between them and their mass. They are not moving as point masses ready to turn, but rather as directed points. This is a mathematical model of a three-object system. It is impossible to predict the snowballs’ trajectories over the longer time period. To the purely mathematical model, we add its physical embodiment and get the number of uncounted and unpredictable parametres, such as field’s unevenness, sticky snow, inaccurate mechanical control, etc. Those new parametres make any predictions on robot’s behaviour impossible. 

We can only watch their relations develop and change suddenly. 

We shoot the process of ongoing calculations chaotically changing snowballs’ mutual trajectories. We created the system we cannot control. We can only be the physical inaccuracies influencing the current mathematical operation. Besides, we cannot know the actual way we influence those calculations. We give up the control and we recognise the inability to control. That is the autistic system locked onto constant self-calculation. 

The project uses a musical piece created based on the sheet music depicted on The Garden of Earthly Delights triptych by Hieronymus Bosch. 

Vox Vulgaris group 

Jon Cullblad (percussion, hurdy-gurdy)”.

31180_600.jpgbWHiWCCsWdXUQOBndbYbKw-wide.pngq2Qp6IugcFILw0EslTjFPA-wide.png
блоги
< >
Days of Contemporary Art / Moscow / Дни современного искусства / Москва