2019 2018 2017DOCA 2016 2015 2014 2013
Days of Contemporary Art / Moscow / Дни современного искусства / Москва
Олег Кулик провел встречу с участниками DOCA / Oleg Kulik Meeting DOCA Participants
>>> зарегистрироваться на фестиваль <<<

Олег Кулик провел встречу с участниками 5-ого фестиваля современного искусства DOCA-2017, на которой рассказал о своем участии в фестивале Burning Man в пустыне Невада. В отличие от нескольких его интервью, выпущенных по горячим следам, на этот раз художник посвятил свой рассказ не только самым ярким впечатлениям, но и собственным размышлениям об этом опыте, которые накопились за эти два года. Выступление сопровождалось показом фоторепортажа Данила Головкина и фильма Олега Мавроматти.

Художник рассказал об особом восприятии искусства на Burning Man, которое испытал сам и о котором слышал от других участников фестиваля. В одном из чайных-кафе он случайно стал свидетелем рассказа о своем арт-объекте, который подействовал совершенно неожиданным для художника образом. «Ни одно произведение искусства, к которому ты идешь специально на выставку, подготовленный, так не сработает… Burning Man — это, скажем так, искусство случайного воздействия. Там нет разделения на искусство и жизнь, но сама жизнь — бесконечный момент творчества. И ты везде с ним сталкиваешься — то как люди выглядят, как они говорят, как они ведут себя, как они действуют с тобой. И их произведения это такая же часть этой жизни». Cам фестиваль — это тоже «шедевр инженерии, человеческого духа, науки и технологий, социальных механизмов».

«Для обычного художника, каким я являются, это болезненная ситуация: Как же так, мое произведение не находится в особой зоне благодарного восприятия, как что-то очень важное отличное от этой жизни… Там все очень доброжелательны, но никто не будет оценивать твое искусство так, как ты привык…  Если это не работает — тебе скажут "спасибо" просто за усилие. Если работает – будет "вау". Это очень необычный подход… Кто-то может неожиданно подойти к твоему объекту, получить совершенно новый опыт от того, что ты предложил. Поэтому ты делаешь это для себя. Вот это невероятная вещь! Ну кто живет для себя сейчас? Мы только мечтаем об этом и говорим, что, наверное, святые живут для себя, но что это такое — мы не понимаем…».

Олег Кулик подробно рассказал о представленном там проекте. «Я в некотором смысле сделал свою последнюю работу», — признался он. “Оракултанг” — это говорящая роботизированная скульптура в трехметровой клетке. Обезьяна-философ, чье сознание расщепилось на четыре альтер-эго, ведущие бесконечный спор между собой. На создание этой работы художника вдохновили собственные философские поиски, в результате которых он пришел к выводу о естественности кризиса современной философии, которая «без соединения с социальной практикой, просто, не работает». Надежду на возможность такого соединения художник увидел на Burning Man:

«Та же чайная и то, как он делает этот чай... Он не получает за это деньги, поэтому он это делает как-то странно, по-своему. И это произведение искусства уже. Творчество ради творчества». Художник считает, что в этом новом мире искусство становится всепроникающим: «Солнечные батареи, ветряки, странные изобретения Tesla (Илон Маск является завсегдатаем фестиваля), новые технологии, связанные с одеждой, с едой и питьем — разве это не искусство?» Арт-объекты на Burning Man и сам фестиваль — это тоже «шедевры инженерии, человеческого духа, науки и технологий, социальных механизмов».


Олег Кулик сделал акцент на том, что на Burning Man творческая составляющая проникла и в социальные практики: «Люди уже научены, что недоброжелательное выражение лица способствует конфликту, поэтому все лица должны быть счастливые. Если для этого надо убрать телефоны — убираем телефоны, надо убрать деньги — убираем деньги». «Всегда была эта мечта… Но всегда это было внутри общества, и всегда все попытки переделать его заканчивались отрицательно». Однако, новые технологии позволяют представить такую утопию в совершенно новом свете: «Они понимают, что не могут переделать людей и переделать общество. Поэтому они просто уходят и создают абсолютно другое».

Когда встреча перешла в режим «свободного микрофона», часть молодой аудитории выразила свое сомнение — ведь в любом обществе с неизбежностью будут воспроизводиться некие традиционные формы социальности. На это Олег Кулик ответил, что по его наблюдениям, носители традиционных ценностей, которые случайно попадают на Burning Man, естественным образом отсеиваются. «Только особенный человек сможет привыкнуть к этим условиям, потому что там большая степень самостоятельности. Ты никому не нужен, тобой никто не интересуется, и никто тобой не командует. Но тогда перед тобой возникает вопрос, кто ты сам, что тебе нужно».

На этом дискуссия логичным образом перешла к обсуждению причин непопулярности современного искусства, которые заключаются, по версии искусствоведа Бориса Гройса, в том, что "оно пытается сделать зрителя философом". Олег Кулик ответил, что именно поэтому такое полное воплощение современного искусства, как Burning Man, может быть популярным "максимум среди 10-15%" населения Земли:


«Традиционный человек живет за счет того, что кто-то за него решает — политическое руководство, или традиция, или какая-то сложившаяся система. Но она всегда вовлекает тебя во что-то, что отнесено в будущее, всегда она говорит: «Доверьтесь нам, живите вот так-то, исполняйте такие-то законы или обряды, слушайте тех-то, и будет что-то замечательное». Конечно, это более популярно, люди гораздо охотнее ведутся на сказки и обещания светлого будущего. А на Burning Man ты попадаешь в ситуацию абсолютного настоящего. Даже чисто физически ты каждую минуту прикован к состоянию своего тела».


Oleg Kulik met with the participants of the 5th festival of contemporary art DOCA-2017. At the meeting, he shared about his participation in the festival called Burning Man held in the Nevada desert. The artist has already given interviews about that event. However, this time he decided to tell not only about his brightest impressions but also about his ideas about the experience he got over the two years. His presentation included demonstration of a photo report by Danila Golovkin and a film by Oleg Mavromatti. 

The artist told about special perception of art at Burning Man that he and other participants of the fest had got during the event. In one of cafes he occasionally witnessed somebody telling a story about his project. This had an unexpected influence on Oleg Kulik. “No piece of art that you prepare to see and specially visit the exhibition to do that has such effect on you. Burning Man is the so-called art of occasional impact. It doesn’t divide art and life. The life itself is an everlasting moment of creativity. You face it everywhere: in the way how people look like, how they speak, how they behave and interact with you. Their works are also the part of this life”. The festival is also “the masterpiece of engineering, human spirit, science, technology, and social mechanism”. 

“For a usual artist as me this is a painful situation when my piece of art isn’t perceived with gratitude as something important and different from this life… Everyone there is benevolent but no one will estimate your work the way you got used to… If that doesn’t work you will just get a ‘thank you’ for trying. If that does, you will get a ‘wow’! This is a very unusual approach. Somebody can suddenly come closer to your art object and get completely new experience from what you suggest. That is why you do it for yourself and this is an incredible thing. Who lives for themselves now? In fact, we are only dreaming about that and say that probably saint people do, however, we don’t understand what it means…”. 

Oleg Kulik told in detail about the project he had presented there. “In some way I created my last work”, he said. OracleTang is a speaking robotized sculpture placed in a three-meter cage. This is a monkey philosopher, whose consciousness split into four alter egos, constantly quarrelling with one another. The creation of this work was inspired by the author’s philosophic search. That search helped him understand the natural character of the crisis of modern philosophy, which ‘doesn’t work without link to social practice’. The artist hoped it would be possible to see that link at Burning Man. 

“And that tea house and the way he makes that tea… He doesn’t get any money for that, so he does it strangely, in his own way. That is already a piece of art. Art for art’s sake.” According to the artist, in that new world, art becomes pervasive: “Solar panels, windmills, Tesla’s strange concepts (Elon Musk is a festival’s regular), new technologies in clothing, food, and drinking. Isn’t that art?” Artistic objects of Burning Man and the festival itself are also “the masterpieces of engineering, human spirit, science, technology, and social mechanisms”. 

Oleg Kulik stressed the fact that Burning Man’s artistic component entered social practices as well: “People already learned that unkindly facial expression encourages leads to a conflict. Thus, all the faces should be happy. If that requires removing phones, we remove the phones. If removing money is needed, we remove it”. “There has always been that dream… But it was always within society and all the efforts to change it ended up badly”. However, new technology allows us to imagine such a utopia in a whole different light: “They understand they cannot change people or society. That is why they jest leave and do something completely different”. 

After the meeting came to its open mic stage, the part of a younger audience expressed their opinion. They said any society would inevitably reproduce some traditionally social forms. Oleg Kulik answered he noticed that people of traditional values, who get to Burning Man by chance, are dropping out naturally. “Only the special type of people can get adjusted to those conditions, as the level of independence there is very high. Nobody needs you, nobody is interested in you, and nobody commands you. When that happens, you have to decide who are you and what you need”. 

After that, the dialogue shifted towards discussing the reasons of modern art being unpopular. According to Boris Groys, an art critic, it is because contemporary art “tries to make a philosopher out of every viewer”. Mr. Kulik said that is the reason Burning Man, being a complete embodiment of modern art, can only be popular among “10-15%” of people: 

“A common person lives because someone decides for him, be it the Government, a tradition or some system. However, that system always involves you in something future-oriented. It always says: «Trust us, live like this, obey those laws or customs, listen to those people and everything will be great». Of course, it is more popular and people are much more likely to believe those fairy-tales and promises of better days. Burning Man, however, puts you in the absolute reality. Even physically, every minute you are confined to the state of your body”.


doca-2017_0000.jpgkulik.jpg
Речь Оракултанга:

Текст Оракултанга на русском
OracleTang in English
проекты
Days of Contemporary Art / Moscow / Дни современного искусства / Москва